Стертая память…

Стёртая память….

 

Он был очень расстроен. Он смотрел на меня и как-то растеряно переспрашивал. А вы не знаете этого журналиста? Я ответил, что нет. Он грустно развел руками, как бы призывая разделить его горечь.
Ведь этот олимпийский вестник или бюллетень, что распространялся во время 57-го лично-командного чемпионата России по настольному теннису в Санкт-Петербурге (26 февраля – 4 марта 2007 года) могли прочитать люди.
А в нем – ошибки.
Неправильно были названы имена чемпионов советского настольного тенниса. Их завоеванные места на чемпионатах. Нарушена хронология в датах.
Огорченный собеседник – судья. Юрий Зубарев из Нижнего Тагила. Мы находились в зале Военно-космической академии имени Можайского (Санкт-Петербург) и так уж вышло, что я принялся его успокаивать.
Я припомнил времена, когда все советские газеты печатали на первых полосах сообщения из Политбюро ЦК КПСС или многостраничные документы пленумов, которые в редакциях именовали «дровами» – они верстались длинными колонками несколькими рядами без иллюстраций. И цензура в такие дни отдыхала. Ибо за «дрова» отвечали другие службы.
Вот же, говорю, выходили огромными полосами материалы. Но вы разве их учили наизусть? Читали перед сном? Это как сегодня всерьез относится к российскому телевизору. Это вещи – совершенно невменяемые.
Здравомыслящие люди – пройдут мимо и даже не повернуться.
Но тогда и сегодня – это все прочитают или посмотрят специалисты. К миллионам людям, реальности – это никакого отношения не имеет.
Юрий Зубарев из Нижнего Тагила хранит у себя дома библиотеку с результатами выступлений советских и российских спортсменов настольного тенниса. Конечно, эта статистика всплывает перед ним, когда он глазами специалиста просматривает те или другие вестники.
Но журналист, допустивший ошибку в том самом олимпийском материале, на самом деле, находится в таком же «капкане», что и другие люди, которые подобных заметок не читают.
«Капкан» – это отсутствие доступной хронологии, исторической базы данных, которая может, действительно, находиться в частных руках того же судьи из Нижнего Тагила.
Но доступной официальной статистики всех чемпионов настольного тенниса России и СССР в интернете просто нет. Память – стерта. В том числе, и у данного журналиста, который не может за пять минут из некоего «бэкапа» вытащить нужную информацию. «Бэкапа» – нет.
Не уверен, что я как-то смог утешить Юрия Зубарева.
Но разговор с ним почему-то напомнил общую проблему, которая за деталями может забываться. Статистика – жизненно важна и необходима.
Но она не нужна. Когда у вас нет тех, кто способен ее анализировать. Сопоставлять. Делать выводы. Выкладывать на всеобщее обозрение дискуссионные материалы.
Собственно, в этом и состоит принцип убирания статистики с глаз долой, или ее искажение, дабы не появились те самые думающие люди. Об этом давно рассказал Джордж Оруэлл в романе «1984»: «Эта ежедневная подчистка прошлого, которой занято министерство правды, так же необходима для устойчивости режима, как репрессивная и шпионская работа, выполняемая министерством любви. Изменчивость прошлого – главный догмат ангсоца».
Я не стал рассказывать Юрию Зубареву, как в конце 90-х годов прошлого века перерыл весь Красногорский архив кино-фотодокументов в бесплодных попытках отыскать хоть какое-то изображение Валентина Иванова. И только спустя несколько лет, когда в Екатеринбурге отмечали 50-летие ФНТР, всплыла фамилия основателя российского настольного тенниса, который странным образом не значится в государственном архиве.
То есть, любое имя, любой чемпионский титул спортсмена – это все устойчивые связи с тем временем, с той эпохой, которую по именам и событиям можно реконструировать. Скажем, были чемпионы по настольному теннису 50-х годов прошлого века. Кто из них репрессирован? А кто репрессировал?
Был Валентин Сергеевич Иванов.
Но его изображение смыто с пленки. Кем? Когда? Зачем?
Это все надо знать, дабы понимать то время, в котором живем сегодня. И делать осмысленный выбор.
Тренировка пресс-центра
Это не было пустой работой. Как спортсмен отрабатывает удар по диагонали или разучивает новую игровую связку – репортеры пресс-центра 57-го лично-командного чемпионата России по настольному теннису в Санкт-Петербурге тренировали свой маневр. Свои мускулы.
Хотя, если подходить к делу строго, чемпионат начался задолго до установки в одной из комнат Военно-космической академии имени Можайского компьютеров и принтеров.
О чем сообщал пресс-центр?
О финальных событиях чемпионата России-2007 (26 февраля – 4 марта). Но мы практически ничего не знаем, кроме перечисленных команд, о тех региональных отборочных стартах, что предшествовали итоговым соревнованиям в Санкт-Петербурге.
Там, в регионах – своя драма, своя упорная борьба.
И она идет в ежегодном режиме, а ближе к осени становится жесткой и даже где-то отчаянной. Мест на финал чемпионата России, как водится, не так много.
Эти региональные старты, увы, также стерты из людской памяти, что вовсе не означает – их не было вовсе. Более того, именно там, в регионах и рождаются наши будущие чемпионы, которые, правда, уезжают в клубы Германии и Бельгии.
Но ведь появились они, по большей мере, не в Москве.
Я не могу проследить вот эту тропинку Алексея Смирнова, Федора Кузьмина или Светланы Ганиной, Оксаны Фадеевой, а если даже потрачу год на беседы со всеми детскими тренерами, школьными учителями этих спортсменов, то меня никто не сможет перепроверить.
А вдруг я ошибся?
Поименовал тренера Сидоровым, а он Сидорчук, назвал школьного учителя Ивановой, а она – Ивлева. Статистические выкладки, оказывается, это не просто набор цифр и неких имен. За ними – биография страны. Которую любой человек может на досуге полистать. И усомниться в сделанных выводах. Ибо перед ним – такие же имена и цифры.
Бери. Анализируй сам.
Скелеты в шкафу
Анекдот о забытом в шкафу любовнике – смешной. Если в шкафу случайно не забыли вас самих. А если вы там оказались не случайно, а вас туда запихнули намеренно?
Здесь можно домысливать и дальше. Но вот – пример.
Аудитория имеет возможность открыто и свободно изучать в интернете результаты последних восьми лично-командных чемпионатов России (2000-2007) из пятидесяти семи.
Разве СССР развалился в 2000 году?
Но перед глазами аудитории нет результатов тех самых региональных отборочных стартов, значит, СССР еще жив?
Так уж получается, но подобных шкафов с забытыми скелетами по России не один и не два, а целые улицы и проспекты. Рано или поздно к ним придется вернуться. Кого-то с почестями похоронить. Кого-то, как в фильме-притче Тенгиза Абуладзе «Покаяние» (1984) вышвырнуть на обочину истории.
Но федерация настольного тенниса России (ФНТР) как-то умудряется заниматься не разбором содержимого старых шкафов, а ставит все новые и новые.
Недавно мне прислали результаты клубного чемпионата России из Санкт-Петербурга. Есть имена. Названия клубов. Даже счет есть – один клуб выиграл у другого.
Хорошо работает пресс-центр.
Если бы в Самаре не проходил такой же клубный чемпионат России – это просто другая группа суперлиги. А, скажем, во Владимире идет еще один клубный чемпионат России по настольному теннису, но уже высшая лига.
У этих других чемпионатов – никакого пресс-центра нет. То есть, мы берем еще вполне живого человека из Санкт-Петербурга и запихиваем в пыльный шкаф. Ибо анализировать деталь, не видя и не понимая целого предмета – это бессмысленно.
Чтобы развалить это хранилище скелетов – нужен один маленький, но бодрый сервер в интернете, который оперативно собирает по стране все-все результаты клубного чемпионата России по настольному теннису.
Разумеется, с портретами всех спортсменов. Разумеется, со статистикой их выступлений по годам и за разные клубы. Разумеется, с историей всех переходов игроков из одного клуба в другой. И с рассказом о том, а что делали спортсмены, когда никакого клубного чемпионата не было.
Обычная работа стандартного клубного сервера.
Вместо послесловия
Юрий Зубарев из Нижнего Тагила и другие люди, о которых мы, возможно, никогда не слышали – существуют. Они старательно подшивают и складывают в папочки документы эпохи. Или просто многое помнят наизусть.
Такие люди – это всегда самая главная надежда. Помните, как у Рэя Брэдбери в его знаменитом романе «451 градус по Фаренгейту» бежавший из города пожарник сталкивается в лесу с людьми, которые хранят в своей памяти десятки и сотни классических романов, поэтических произведений или то, что хотелось передать потомкам.
Пожарник у Рэя Брэдбери сжигал книги.
Но люди нашли способ хранить человеческие знания.
«В штате Мэриленд есть городок с населением всего в двадцать семь человек, так что вряд ли туда станут бросать бомбы, в этом городке у нас хранится полное собрание трудов Бертрана Рассела. Его можно взять в руки, как книгу, этот городок, и полистать страницы, – столько-то страниц в голове у каждого из обитателей. А когда война кончится, тогда в один прекрасный день, в один прекрасный год книги снова можно будет написать, созовем всех этих людей, и они прочтут наизусть все, что знают, и мы все это напечатаем на бумаге. А потом, возможно, наступит новый век тьмы и придется опять все начинать сначала. Но у человека есть одно замечательное свойство: если приходится все начинать сначала, он не отчаивается и не теряет мужества, ибо он знает, что это очень важно, что это стоит усилий».

Григорий Давыдов

11.03.2007 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s